May 26th, 2015

21-26 мая 2015, четверг - вторник

Всем привет! Меня сегодня выписали из больницы. Для начала важная информация:

Спектакль Noname теперь на новой площадке:
http://teatrdoc.ru/events.php?id=123

Проект «Открытая сцена»
представляет
10 июня в 20.00 в Театре.doc
NONAME
документальный спектакль-провокация режиссера Михаила Патласова и драматурга Алины Шклярской, основанный на ЖЖ популярного блогера с диагнозом шизофрения, описывающего свои будни с наивной и возмутительной откровенностью.

Мне брат звонил, сказал, что в спектакле будут изменения, так что приходите, кто хочет.

21 мая, в четверг, я пошёл в больницу. Меня положили в урологическое отделение. Но потом меня осмотрел заведующий отделением и сказал, что это операция косметическая и поэтому платная для меня. Мне дали бланк, послали его оплатить. Счёт выставили - 6800 рублей за всё. Я позвонил маме, мама принесла деньги (а ещё дала с собой квас и минералку), я заплатил и пошёл в больницу, отдал бланк врачу и лёг в больницу. Вот такая у нас бесплатная медицина - фимоз за бюджетные деньги отказываются лечить, содрали с инвалида деньги! Кому жаловаться? С собой я взял книгу Радзинского "Николай Втотрой. Жизнь и смерть". Палата была маленькая, трёхместная, но лежало нас в ней двое, я и парень лет 30 или побольше немного. У него было травматическое отверстие в брюшной полости. Телевизора в отделении не было. Были мужские и женские палаты - в одном отделении. Было много больных почками, старики лежали. В первый день я лежал, читал Радзинского, до вечера всё было хорошо. Сосед читал книги с планшета, фэнтези. Кормили тоже неплохо, но хуже, чем в дурке: пища была недосолёна, видать, из-за больных. На завтрак обычно давали кашу с маслом, в 11 часов - сыр и компот, на обед первое, второе и компот, в 16 часов кефир и в 18 часов ужин. Курить в отделении строго запрещалось, больные выходили курить на улицу, хорошо, что я не курю. А сосед курил, выходил. Родители в пятницу в обед уезжали на дачу до воскресенья, так что меня никто не навещал, я их отпустил, сказал, что мне ничего не надо. Вечером нас стали готовить к операции и начались приключения. Пришла медсестра и сказала, чтобы мы обрили тело ниже пупка всё полностью, пах и так далее. Мне выдали бритву. Мы с соседом по очереди побрились в душе. Я в первый раз так брил тело, измучился, даже оцарапался немного и живот немного мешал. Но в конце концов я хорошо всё выбрил. Через некоторое время медсестра повела нас на клизму. Мне в первый раз ставили клизму, соседу тоже. В попу вставили шланг и пустили воду. Потом я немного подождал и сходил в туалет. Всё бывает в первый раз. Потом у нас взяли кровь из вены. На этом подготовка к операции закончилась, нам сказали с утра ничего не есть и не пить. Утром после завтрака, на который мы не ходили, за нами приехали, сначала меня отвезли, потом соседа. Сказали раздеваться догола и ложиться на каталку. Сверху накрыли простынёй и повезли в операционную. Так я в первый раз попал в операционную. Я лёг на операционный стол, некоторое время ждал врача. Оперировал меня мой лечащий врач, невысокий татарин. Мне сделали местный наркоз и прооперировали. Почти всю операцию я ничего не чувствовал, только неприятно было, когда трогали головку. Но иногда было больно почему-то, но терпимо. Я считаю: если я не орал, то терпимо. А я, когдла было больно, стонал, чтобы показать врачу, что мне больно, может, наркозу добавит. Было не так больно, как страшно: лежишь и ждёшь, будет больно или нет. Я не знаю сколько длилась операция, но, думаю, минут 20. По окончании операции врач мне сказал, что всё, перевязал пиписку и я поехал на каталке обратно в палату. Лёг голышом в кровать с перевязанной пипиской. И тут я испытал шок: на тумбочке не было моего мобильного телефона, моей нокии 6300, купленной с первой зарплаты в Питере летом 2008 года. Я подумал, что моё телефон украли, пока меня оперировали и очень расстроился, лежал и переживал. Через некотрое время пришёл мой врач, осмотрел перевязанную пиписку и сказал, что всё нормально. Врач сказал, чтобы я всё время лежал. Потом пришла медсестра и принесла мой телефон и телефон соседа, оказывается, это она их забрала, чтобы их не спёрли, пока мы с соседом на операции. Я очень обрадовался, что телефон вернулся, позвонил маме, Коле, сказал, что операция закончилась. Потом я лежал, больно не было, но был дискомфорт из-за того, что головка была открыта, она цеплялась за простыню и было неприятно, больно даже. Там же очень чувствительное место, особенно мочеиспускательная дырочка. Я тогда ещё не знал, что меня обрезали, я думал, врач оставил головку открытой и её можно будет закрыть. Я думал, что крайнюю плоть оставят, просто надрежут её там или ещё что, а её, оказывается, полностью отрезали, сделав мне обрезание. Это врач объяснил мне на следующий день. Потом к нам в палату привезли обед. Я сел на кровати, пообедал и у меня слетела повязка от того, что я сидел. Я надел трусы и пошёл к медсестре, сказать, что у меня повязка слетела, но медсестры на месте не было. Тут у меня пошла кровь, запачкала трусы, ногу и пол. Это увидела уборщица и нашла кого-то из медперсонала. Меня позвали в перевязочную и перевязали. Я пошёл обратно в палату. Всё хорошо, только вот трусы в крови. Я всё время лежал, втсвал только пописать, какать после клизмы не хотелось.С этого случая я всё время до выписки кушал в больнице стоя, чтобы повязка не слетала. К соседу пришла девушка (жена, наверное), принесла мне и ему по мороженому. Я скушал мороженое и через пару чаос у меня заболело горло. Так я начал болеть, простудился. Ужин нам тоже принесли в палату. В субботу дежурным врачом был наш лечащий врач, он осмотрел пиписку на перевязке и сказал, что всё нормально. Перевязка была в одиннадцатом часу утра. В субботу мы кушали с соседом в палате, лежали, читали. К нему каждый день приходили. А ко мне некому было приходить, родители были на даче. У меня горло прошло, появился насморк, а потом кашель. Была небольшая температура - 37 и 7. Так я всю дорогу в больнице проболел. Нос не был забит, дышал и это хорошо, потому что каплей от насморка у медсестры не оказалось. В понедельник утром зашёл лечащий врач и сказал, что меня сегодня выпишут - после обеда. Я обрадовался. Но потом был обход с заведующим отделения и мой врач сказал мне, что выпишут меня завтра. Расстроил меня. Мы уже ходили в столовую сами кушали. К вечеру я дочитал книгу Радзинского, делать было нечего, я так лежал. Вечером мне смеряли температуру - 38 и 2. Медсестра хотела мне сделать укол, но я уговорил её заменить укол табетками. Ещё мне давали антибиотики. Сосед тоже температурил, но симптомов простуды у него не было - это он после операции так температурил. Ему делали уколы. Сегодня утром зашёл врач и сказал, что меня сегодня выпишу. Ура. На завтрак дали овсянку с маслом, чай. Потом я взял у соседа почитать бумажную книгу (у него была одна), но неинтересная - Ник Перунов, по мотивам властелина колец что-то. Но я от нечего делать читал. Вскоре мне принесли бумажку о выписке. Но я сразу домой не пошёл, дождался перевязки, меня перевязали. Я спросил, обязательно ли мне дома себя самому перевязывать (врач советовал делать сухие спиртовые повязки), но медсестра сказала, что необязательно, можео просто зелёнкой мазать. После перевязки я попрощался с соседом, собрал вещи и пошёл домой. Идти было дискомфортно - дырочка на пиписке тёрлась о трусы и вызывала неприятные ощущения. Я говорил об этом врачу, он сказал, что это пройдёт. И ещё у меня утром была эрекция, при этом было больно в головке, я сказал врачу, он сказал, что так и должно быть. Короче, пошёл я потихоньку домой. Купил квас. Мама обрадовалась, она нажарила генеральские котлеты, но кушать я не хотел. Сменил одежду, обтёрся влажным полотенцем (из-за повязки купаться было нельзя), побрился. Потом сходил в аптеку, купил зелёнку и нафтизин. Мама выдала мне ватные палочки, чтобы я зелёнкой мазал пиписку. Я отдыхал, смотрел новости по телевизору, сидел в интернете, играл в херос, слушал музыку. На обед мама мне сварила пельмени, покушал с майонезом. После обеда родители уехали на дачу до воскресенья. Я остался один. Думаю винца попить вечером. Неприятные ощущения в дырочке меня беспокоят, ходить больно. И ещё с ужасом жду очередной эрекции. Пока нет. Такие дни.